Loading...
Larger font
Smaller font
Copy
Print
Contents

Ранние произведения

 - Contents
  • Results
  • Related
  • Featured
No results found for: "undefined".
  • Weighted Relevancy
  • Content Sequence
  • Relevancy
  • Earliest First
  • Latest First
    Larger font
    Smaller font
    Copy
    Print
    Contents

    Мое первое видение

    Поскольку Бог показал мне странствование адвентистского народа к Святому граду и славную награду, которую получат ожидающие возвращения своего Господа из брачного чертога, я считаю своим долгом сделать краткий обзор того, что Господь открыл мне. Дорогим братьям и сестрам предстоит пройти много испытаний. Но наши кратковременные легкие страдания произведут в нас в безмерном преизбытке вечную славу, если мы смотрим не на видимое, а на невидимое, ибо видимое временно, а невидимое вечно. Я попыталась принести добрую весть и несколько гроздьев винограда из небесного Ханаана, за что многие хотели бы побить меня камнями, как и израильтяне хотели побить камнями Халева и Иисуса Навина за их сообщение (Числа 14:10). Но уверяю вас, мои братья и сестры в Господе, это прекрасная страна, и у нас есть все возможности, чтобы взойти туда и овладеть ею.РП 13.3

    Когда я молилась у семейного алтаря, Дух Святой сошел на меня, и мне показалось, что я поднимаюсь все выше и выше — намного выше этого мрачного мира. Я обернулась, пытаясь взглядом отыскать на земле адвентистский народ, но не могла никого найти. Тогда голос сказал мне: “Взгляни снова, но немного выше”. Я подняла глаза и увидела прямой и узкий путь, вознесенный над землей. По этому пути по направлению к городу, находившемуся на дальнем конце пути, шел адвентистский народ. Позади него в начале пути горел яркий свет, который, по словам ангела, был “полночным криком”. Сияние света освещало всю дорогу, чтобы люди не спотыкались. Пока их взоры были сосредоточены на Иисусе, Который находился прямо перед ними и вел их в город, они были в безопасности. Но вскоре некоторые утомились и стали говорить, что город слишком далеко, а они рассчитывали войти в него раньше. Тогда Иисус ободрил их, подняв Свою славную десницу; от Его руки исшел свет, осветивший группу адвентистов, и они воскликнули: “Аллилуйя!” Другие же поспешили отвергнуть свет, горевший позади них, говоря, что не Бог вел их до сего времени. Тогда свет для них погас, и ноги разуверившихся оказались в кромешной тьме. Они начали спотыкаться, потеряли из виду и путеводные знаки, и Иисуса, сбились с пути и упали вниз, во тьму — в нечестивый мир. Вскоре мы [См. Приложение.] услышали глас Божий, подобный шуму вод многих, который возвестил нам день и час пришествия Христова. Живущие святые числом 144 000 узнали и поняли этот глас, в то время как нечестивые решили, что это гром и землетрясение. Когда же Бог провозгласил время, Он излил на нас Святой Дух, и наши лица засияли славой Божьей, подобно лицу Моисея, когда он сошел с горы Синай.РП 14.1

    144 000 были запечатлены и пребывали в совершенном единстве. На челах их было начертано: Бог, новый Иерусалим, а также славная звезда, содержащая новое имя Иисуса. Увидев наши счастливые, просветленные лица, нечестивые пришли в бешенство и с яростью устремились на нас, чтобы наложить на нас руки и бросить в темницу, но мы простерли руки во имя Господа, и нечестивые беспомощно упали на землю. Тогда это сборище сатанинское узнало, что Бог возлюбил нас, омывавших друг другу ноги и приветствовавших братьев святым лобзанием, и они поклонились нам, припав к нашим ногам.РП 15.1

    Вскоре мы обратили взоры на восток, где появилось маленькое темное облачко, размером примерно вполовину мужской ладони. Мы знали, что это знамение Сына Человеческого. Мы пристально всматривались в это облако, соблюдая торжественную тишину. Оно становилось все больше, светлее, прекраснее и славнее, пока не превратилось в большое белое облако. Основание его было подобно огню; над облаком простиралась радуга, вокруг него — тьмы тем ангелов, поющих прекрасную песнь; а на облаке восседал Сын Человеческий. Волосы Его были светлыми и волнистыми и ниспадали Ему на плечи. Голову Его украшало множество венцов. Ноги Его были как огонь; в правой руке Он держал острый серп, а в левой — серебряную трубу. Его очи были подобны пламени огня, и взгляд испытующе пронизывал Его детей. Вдруг лица у всех побледнели, а у тех, кого отверг Бог, — почернели. Затем мы все воскликнули: “Кто сможет устоять? Чисты ли мои одежды?” Тогда ангелы перестали петь, и в благоговейной тишине Иисус сказал: “Те, у кого чистые руки и сердца, смогут устоять; довольно для вас благодати Моей”. При этом наши лица просветлели и радость наполнила каждое сердце. Ангелы, возвысив голоса, снова запели, в то время как облако опустилось еще ниже к земле.РП 15.2

    Когда Иисус стал спускаться на облаке, окруженный огненными языками, зазвучала Его серебряная труба. Он пристально посмотрел на могилы спящих святых, затем поднял глаза и руки к небу и возгласил: “Пробудитесь, пробудитесь, пробудитесь, спящие во прахе, и восстаньте!” Вслед за этим произошло сильное землетрясение. Могилы отверзлись, и мертвые вышли, облеченные в бессмертие. 144 000 воскликнули: “Аллилуйя!”, ибо узнали своих друзей, с которыми их разлучила смерть. И в тот же миг мы изменились и вместе с ними были восхищены ввысь в сретенье Господу на воздухе.РП 16.1

    Мы все взошли на облако и семь дней возносились к стеклянному морю. Затем Иисус взял венцы и собственноручно возложил их на наши головы. Он дал нам золотые арфы и пальмовые ветви победы. Здесь, на стеклянном море, 144 000 выстроились в правильный квадрат. У некоторых были очень яркие венцы, у других — чуть тусклее. Некоторые венцы были усеяны многими звездами, а в других сияло лишь несколько звезд. Все были вполне довольны своими венцами. И все были облачены в прекрасные белые мантии, ниспадавшие с плеч до самых пят. Ангелы окружали нас, когда мы шествовали через стеклянное море к воротам города. Иисус поднял Свою могучую, славную руку, положил ее на жемчужные ворота, толкнул их, и они открылись, повернувшись на сверкающих петлях. Затем Он сказал нам: “Вы омыли свои одежды в Моей Крови, твердо стояли за истину Мою; так войдите же”. Мы все вошли в ворота, чувствуя, что имеем полное право на этот город.РП 16.2

    Там мы увидели древо жизни и престол Божий. От престола вытекала чистая река, на обоих берегах которой росло древо жизни. Один ствол его находился на правом берегу, другой — на левом; оба из чистого, прозрачного золота. Сначала я подумала, что вижу два дерева, потом еще раз взглянула и обнаружила, что у них одна крона. Таким образом, это было древо жизни, растущее по обеим сторонам реки жизни. Ветви его склонялись к тому месту, где мы стояли, и плоды его, похожие на золото, смешанное с серебром, были прекрасны.РП 17.1

    Мы все прошли под дерево и сели, любуясь великолепием этого места. В это время к нам подошли братья Фитч и Стокмен [См. Приложение.], которые проповедовали Евангелие Царствия и которых Бог положил в могилу, чтобы спасти для вечности. Подошедшие попросили нас рассказать, что мы пережили, пока они покоились. Мы попытались вспомнить самые тяжкие наши испытания, но они показались такими ничтожными в сравнении с превосходящей все земное вечной славой, которая окружала нас, что мы ничего не смогли рассказать о них и лишь в один голос воскликнули: “Аллилуйя, как просто было попасть в вечность!” Затем мы коснулись струн наших чудесных арф, и небесные своды наполнились музыкой.РП 17.2

    С Иисусом во главе мы все покинули Небесный Град и сошли вниз на землю, на великую и славную гору, которая не выдержала Иисуса и раздвоилась, образовав большую долину. Затем мы посмотрели вверх и увидели великий город с двенадцатью основаниями и двенадцатью воротами, по три с каждой стороны, и ангела у каждых ворот. Мы все воскликнули: “Город, великий город, нисходящий от Бога с неба!” И он опустился на то место, где мы стояли. Затем мы начали осматривать великолепные строения вне стен города. Я увидела удивительные, прекрасные дома, сделанные как бы из серебра и поддерживаемые четырьмя столпами, инкрустированными самыми красивыми жемчужинами. В этих домах должны были жить святые. В каждом доме имелась золотая полка. Я видела, как многие святые входят в дома, снимают свои сверкающие венцы и кладут их на эти полки, а затем выходят на близлежащее поле, чтобы поработать на земле, но не так, как трудимся мы. Вовсе нет! Славный сверкающий ореол покоился над их головами, и они все время восклицали от радости и воздавали хвалу Богу.РП 17.3

    Я увидела другое поле, на котором росло множество разнообразных цветов, и, собирая их, я восклицала: “Они никогда не завянут!” Затем я увидела еще одно поле с высокой травой, прекраснейшей на вид; она была ярко-зеленого цвета и переливалась серебром и золотом, когда величаво покачивалась, склоняясь перед славой Царя Иисуса. Затем мы вышли на поле, на котором резвилось много всяких зверей. Лев, ягненок, леопард, волк — все пребывали в полном согласии между собой. Мы прошли между ними, и они мирно последовали за нами. Потом мы вошли в лес — не такой темный, как у нас здесь, нет, нет. Это был светлый и преславный лес. Ветви деревьев плавно колыхались, и все мы воскликнули: “Мы будем жить на природе и спать в лесах, не опасаясь за свою жизнь!” Мы прошли через леса, направляясь на гору Сион.РП 18.1

    По дороге мы встретились с еще одной группой, которая тоже осматривала местные красоты. Я заметила красные полосы на их одеждах; их венцы ярко сияли; одежды были ослепительно белы. Когда мы поприветствовали их, я спросила у Иисуса, кто это. Он ответил, что они — мученики, принявшие смерть за Него. С ними было бесчисленное множество детей; их одежду также украшали красные ленты.РП 18.2

    Перед нами возвышалась гора Сион, а на горе красовался великолепный храм. Вокруг нее располагались семь других гор, поросших розами и лилиями. Я видела, как дети взбирались или, по желанию, взлетали с помощью маленьких крылышек на вершины гор и собирали невянущие цветы. Вокруг храма как украшение были посажены всевозможные деревья: самшит, сосны, ели, маслины, мирт, гранатовые деревья. Смоковница пригнулась к земле под тяжестью плодов — все это придавало неповторимое очарование пейзажу. Когда мы уже собирались было войти во святой храм, Иисус возвысил Свой прекрасный голос и сказал: “Только 144 000 войдут сюда”, и мы воскликнули: “Аллилуйя!”РП 19.1

    Этот храм поддерживался семью столпами, отлитыми из прозрачного золота и инкрустированными самыми изысканными жемчужинами. Я не в состоянии описать ту красоту, которую там увидела. О, если бы я могла говорить на языке ханаанском! Тогда я могла бы хоть что-то рассказать о славе лучшего мира. Я видела там каменные скрижали, на которых золотыми буквами были высечены имена 144 000. Осмотрев славу храма, мы вышли; Иисус оставил нас и ушел в город. Вскоре мы снова услышали Его прекрасный голос, говоривший: “Приди, народ Мой! От великой скорби пришли вы и исполнили волю Мою, страдая за Меня; придите на Вечерю, ибо Я препояшусь и буду служить вам”. Мы закричали: “Аллилуйя! Слава!” и вошли в город. Я увидела стол из чистого серебра, протянувшийся на многие и многие мили. Тем не менее мы могли охватить его взором от начала до самого конца. Я увидела плоды древа жизни, манну, миндаль, смоквы, гранаты, виноград и многие другие фрукты. Я попросила у Иисуса разрешения попробовать от этих плодов. Он ответил: “Не теперь. Вкусившие плод этой страны уже не вернутся на землю. Но вскоре, если останешься верной, будешь вкушать от древа жизни и пить воду жизни”. Далее Он сказал: “Тебе нужно снова вернуться на землю и рассказать о том, что Я открыл тебе”. Тогда ангел осторожно опустил меня обратно в этот мрачный мир. Иногда мне кажется, что оставаться здесь просто невыносимо, — настолько мрачным и удручающим кажется все земное. Я чувствую себя здесь очень одиноко, потому что видела лучшую страну. О, если бы у меня были крылья, как у горлицы, чтобы я могла улететь прочь и обрести покой!РП 19.2

    Когда видение закончилось, все вокруг стало для меня совершенно иным; все, что увидела, было окутано мраком. О, каким мрачным показался мне этот мир! Я заплакала, когда снова очутилась здесь, и затосковала по небесному дому. Я видела лучший мир, и его красота затмила в моих глазах мир здешний. Я рассказала об этом видении нашей небольшой группе в Портленде, и все братья и сестры тогда уверовали, что оно — от Бога. Какое замечательное это было время! Блаженство вечности покоилось на нас. Спустя примерно неделю Господь дал мне другое видение и показал, через какие испытания мне предстоит пройти; я должна была пойти и рассказать другим людям то, что Он открыл мне. Господь предупредил, что мне придется столкнуться с сильным противодействием и пережить душевную депрессию. Но ангел утешил меня: “Довольно для тебя благодати Божьей; Он поддержит тебя”.РП 20.1

    Когда я вышла из этого видения, меня охватила сильная тревога. У меня было очень слабое здоровье, и мне было всего семнадцать лет. Я знала, что многие пали из-за самовозвышения и что если я хоть немного возгоржусь, то Бог оставит меня, и я обязательно погибну. Тогда я предстала пред Господом в молитве, умоляя Его возложить это бремя на кого-нибудь другого. Мне казалось, что я не осилю его. Долгое время я лежала ниц, но единственный ответ, который был дан мне, был таким: “Открой другим то, что Я открыл тебе”.РП 20.2

    В следующем своем видении я искренне просила Господа, что уж если мне суждено пойти и рассказать о том, что Он показал мне, то пусть Он сохранит меня от гордыни. Тогда Господь показал мне, что молитва моя услышана и что если мне будет угрожать опасность самовозвышения, то Его рука будет на мне, и я буду поражена болезнью. Ангел же добавил: “Если ты будешь верно нести весть и претерпишь все до конца, то будешь вкушать плоды с древа жизни и пить воду из реки жизни”.РП 21.1

    Вскоре повсюду распространилось мнение, что мои видения были следствием месмеризма [См. Приложение.], и многие адвентисты готовы были поверить этой неправде. Один известный врач-гипнотизер сказал мне, что мои видения — чистый месмеризм, что я легко поддаюсь внушению и что он сам может легко загипнотизировать меня и дать мне видение. Я ответила ему, что Господь показал мне в видении: месмеризм — от лукавого и вскоре отправится в бездну вместе с теми, кто продолжает его использовать. Затем я предложила ему попробовать загипнотизировать меня. Он бился в течение получаса, прибегая к различным методам, но вынужден был отказаться от своей затеи. Благодаря вере в Бога я смогла воспротивиться его влиянию, так что оно не причинило мне ни малейшего вреда.РП 21.2

    Если я получала видение во время собрания, многие говорили, что это — следствие повышенной возбудимости, что кто-то загипнотизировал меня. Тогда я уходила одна в лес, где ни один глаз не видел и ни одно ухо не слышало меня, кроме Бога, и молилась Ему, и Он давал мне видение иногда прямо в лесу. Тогда я радовалась и рассказывала братьям и сестрам, что Бог открыл мне, когда я была в одиночестве и когда ни один смертный не мог воздействовать на меня. Но кое-кто пытался убедить меня, что я занимаюсь самовнушением. О, подумала я, неужели дело дошло до того, что всех, кто искренно обращается к Богу, надеясь на Его обетования и спасение, будут обвинять в связи с мерзкой, губящей душу гипнотической силой? Неужели мы просим нашего доброго Небесного Отца о “хлебе”, чтобы получить “камень” или “скорпиона”? Все это удручало мой дух, вызывало страшные душевные муки. Я была близка к отчаянию, потому что многие люди пытались внушить мне, что никакого Святого Духа нет и что все духовные опыты святых мужей Божьих были вызваны гипнозом или дьявольским обманом.РП 21.3

    В это время в штате Мэн были отмечены случаи проявления фанатизма. Некоторые из братьев стали полностью воздерживаться от любого труда и исключали из церкви всех, кто не разделял их взглядов по этому и другим вопросам, касавшимся религиозного долга. Бог в видении открыл мне эти заблуждения и послал меня сказать Своим заблудшим детям, что они ошибаются; но многие из братьев и сестер полностью отвергли весть и обвинили меня в уподоблении миру. Кроме того, номинальные адвентисты обвинили меня в фанатизме, и кое-кто из братьев, на заблуждения которых я попыталась указать, оклеветали меня и выставили как предводительницу фанатиков. Они постоянно называли и навязывали новые даты пришествия Господа, но Он показал мне, что все сроки пройдут, ибо перед пришествием Христа должно наступить время скорби, и что каждый несбывшийся срок будет только ослаблять веру Божьего народа. За эту весть меня обвинили в том, что я приняла сторону лукавого раба, который говорит в сердце своем: “Не скоро придет господин мой”.РП 22.1

    Все это сильно тяготило меня и угнетало мой дух; находясь в смятении, я иногда была искушаема усомниться в своем опыте. И, когда однажды утром во время семейной молитвы сила Божья начала сходить на меня, у меня возникла мысль, что это результат гипноза, и я стала сопротивляться ему. В тот же миг я онемела и на несколько мгновений потеряла связь с окружающим миром. Затем я осознала, что согрешила, усомнившись в Божьей силе, и что именно за этот грех Бог наказал меня временной немотой; но мне дали понять, что я обрету способность говорить менее чем через сутки. Мне также была показана карточка, на которой золотыми буквами были выбиты пятьдесят текстов из Библии [Эти тексты приводятся в конце главы.]. Когда я вышла из состояния видения, то жестами попросила грифельную доску и написала на ней о своей немоте, о том, что увидела, а также о том, что мне нужна большая Библия. Взяв Писание, я без труда нашла тексты, которые были указаны на карточке. Весь день я не могла говорить. Рано утром следующего дня душа моя преисполнилась радости и язык мой разрешился, чтобы петь хвалу Богу. После этого я не осмеливалась даже на мгновение воспротивиться силе Божьей, что бы ни думали обо мне другие люди.РП 22.2

    В 1846 году, будучи в Фэрхевне, штат Массачусетс, моя сестра, которая в то время обычно сопровождала меня, сестра А., брат Г. и я отправились на парусной лодке посетить одну семью, жившую на острове Уэста. Было уже совсем темно, когда мы отплыли. Не успели мы отойти на достаточное расстояние от берега, как внезапно поднялся сильный шторм. Гремел гром, сверкали молнии, пошел сильный дождь. Стало ясно, что если Бог не спасет нас, мы погибнем.РП 23.1

    Я преклонила колени и начала молиться Богу об избавлении. И там, среди пенящихся, бушующих волн, когда вода уже заливала лодку, я была восхищена в видении и увидела, что скорее в океане не останется ни капли воды, чем мы погибнем, ибо работа моя еще только началась. Когда я вышла из этого состояния, все мои страхи улетучились, и мы воспели хвалу Богу. Наше маленькое суденышко было для нас плавучим Вефилем. Редактор “Адвент Геральд” утверждал, что мои видения были следствием “гипнотических действий”. Но, спрашиваю я, была ли у кого-либо из присутствовавших в тот момент в лодке возможность заниматься гипнозом? Брат Г. предпринимал сверхчеловеческие усилия, чтобы справиться с управлением. Он попытался бросить якорь, но якорь волокло вместе с лодкой. Наш маленький кораблик швыряло по волнам, и ветер гнал его в неизвестном направлении. Было так темно, что с кормы не было видно, что делается на носу. Вскоре якорь за что-то зацепился, и брат Г. стал звать на помощь. На острове стояло два дома, и оказалось, что мы находимся недалеко от одного из них, но не того, который мы собрались посетить. Вся семья уже легла спать, кроме маленькой девочки, которая по Божьему провидению услышала крик о помощи. Ее отец вскоре добрался до нашего суденышка и на маленькой лодке доставил нас на берег. Большую часть той ночи мы провели в хвале и благодарении Богу за Его чудную милость к нам.РП 23.2

    Larger font
    Smaller font
    Copy
    Print
    Contents